Хочу познакомиться с гей мусульманин

Гей из Алматы рассказал о гомофобии в Казахстане | damlaublamzei.tk

хочу познакомиться с гей мусульманин

Как в одной личности примиряется ислам и принятие себя, читайте . мне довелось познакомиться с несколькими квир-мусульманами. Как-то бессмысленно думать, что я буду гореть в аду только за то, Дело не в том, что геи-мусульмане хотят так же молиться по пять Я не фотографирую людей сразу, стоит мне только познакомиться с ними. Не стоит присоединяться к гей-параду с целью изменить местные если не хочешь познакомиться с не самой приятной стороной.

На втором курсе у меня начались проблемы с учебой на фоне депрессии, я взял академический отпуск и вернулся домой. Год, проведенный в семье, стал настоящим адом. Прикидываться борцухой-натуралом у меня не получалось: Родные понимали, что со временем проблема выйдет наружу, потому что я приближался к тому возрасту, когда пора жениться. Когда я стал учиться за пределами ЧР, семья начала терять надо мной контроль, но когда вернулся, компенсировала это в полной мере.

Весь тот год мы строили пристройку к дому, готовясь к женитьбе старшего брата. Я каждый день просыпался в пять утра, работал, а ночью падал без сил. Меня в некотором роде эксплуатировали на этой стройке. Мама должна была улететь в Европу. Я понимал, что меня женят насильно, как многих чеченских геев. Некоторые после этого начинают гулять по мужикам, а жены в ответ принимаются их шантажировать и разводить на деньги.

Этого хотят все наши родные. Рассчитывал на поддержку сестер и думал, что мама все же любит.

хочу познакомиться с гей мусульманин

Я начал с самого тяжелого: Я дождался, когда все лягут спать, подошел к нему и сказал, что хочу поговорить. Он посмотрел на меня так, словно понимал: Стоило мне попросить его присесть, как глаза у него налились кровью и руки сжались в кулаки.

Он сделался совершенно каменным. Я сказал, что хочу другой жизни, что устал от. Он бил по голове и по почкам, потом схватил за волосы и поволок на кухню. Говоря, что я потерял стыд и вконец … охренелон вырывал клочьями волосы, потом взял ножницы для разделки птицы и стал тыкать ими мне в голову.

По голове лилась кровь, я орал, но отпор дать не мог — только пытался отбить удары и закрыться. Это не особо помогало. Брат, видимо, не хотел, чтобы нас слышали все в доме, поэтому перетащил меня в ванную и продолжил бить. Часов в восемь утра я очнулся, весь в крови, с синим лицом и отбитыми почками. Я понимал, что мать и сестры, которые спали на втором этаже, все слышали, но стал спешно заметать следы: Через некоторое время мать и сестра спустились. Сестра спросила, что со.

В общем, мой каминг-аут не состоялся. В городе не убивают Меня совсем перестали выпускать из дома, отобрали телефон, ноутбук и документы. Скоро должен был выйти из тюрьмы второй мой брат — ему дали пять лет за убийство — и все ждали его возвращения. Потому что важные решения насчет того или иного родственника принимаются мужской частью семьи. Брат приехал, ему все рассказали. Он, в отличие от того брата, который меня постоянно бил, решил сначала поговорить. Спрашивал, как я стал геем, с кем уже успел переспать.

Я не отвечал, старался не смотреть ему в глаза и всячески уходил от прямых ответов. Он сказал, что у меня есть выбор: Мы говорили на улице, была поздняя ночь. Я понимал, что разговор об этом враче был собачьим бредом. Я чувствовал себя измученным до невозможности и сказал: После этих слов брат долго смотрел в одну точку, а потом сказал мне идти домой, совершить омовение, помолиться и ложиться спать, потому что утром нам предстоит поездка в лес — в черте города такого не делают, обычно человека расстреливают или режут в лесу и там же закапывают.

Впервые за несколько месяцев я крепко спал. Проснулся в шесть утра. Брат, увидев меня, разрешил мне совершить омовение перед смертью — это был очень великодушный жест. Совершив свою последнюю, как я думал, молитву и мысленно попрощавшись с дорогими мне людьми, я сел в машину и стал ждать.

Брат все не шел. Я отправился его искать и увидел, что он косит траву за домом. Глаза его были красными. Я сказал, что готов, и мы поехали за город. Убивать человека брату было не впервой, но он долго смотрел на меня и не решался. Потом он выстрелил и отстрелил мне кусочек уха — полагаю, нарочно промахнулся.

Я ждал, когда меня убьют, но он расплакался и сказал, что не хочет моей крови на своих руках — пусть это сделает кто-то из моих дядей, знакомых или двоюродных братьев. Я был подавлен, ожидая того, что начнется. Возили в мусульманский центр, где из людей якобы изгоняют бесов: Поили какой-то гадостью, делали кровопускание.

Такая карусель продолжалась месяца два. У меня начали выпадать волосы, весь мой организм страдал, я сделался бледным.

К тому времени моя мать уехала в Европу. Как-то раз мы с ней говорили по телефону — мне хотелось рассказать ей том, что я чувствую, чего я прежде никогда не делал. Она знала, что семья решила меня убить, и сказала: Она говорила это ровным тоном, без злости, с полным осознанием каждого своего слова.

Если ты знаешь язык и общаешься с иностранцами, то ты понимаешь, что не так уж это и не нормально. Это не предмет споров или даже парадов. Если бы здесь нам дали жить спокойно, никакого бы парада и не надо было. Кстати, наше молодое поколение более нормально ко всему относится. Не то, что они разделяют эти взгляды или даже лояльны.

Им просто все равно, какой жизнью ты живешь. Показателем развитости общества является его культура. И в этом плане мы далеко не впереди планеты. Наша культура - гомофобная. Это показатель культурного развития. Хочу привести в пример Бразилию. Мы все видели их сериалы. Это их диалог с обществом, их рупор.

Они в своих сериалах поднимают очень серьезные проблемы. Нельзя спрятаться, закрыться, что такой проблемы. Это самая большая тупость, которая не приведет ни к чему хорошему.

В последнее время у них крутят сериалы, которые поднимают проблемы геев с реальными жизненными ситуациями. Это все показывают для того, чтобы общество научилось жить с ними в мире. Чтобы не было протестов, не было демонстраций и парадов.

Я гей и мусульманин — Википедия

Просто такой очень грамотный способ донести до народа, что такие люди есть, что у них есть свои проблемы, что нужно просто быть человеком. Я - мусульманин Я мусульманин и хожу в мечеть.

У меня в плане религии были очень долгие поиски. Я казах, и с детства вырос в Исламе. Но я в какое-то время ходил в церковь.

«От человеческих инстинктов никуда не денешься»

И даже как-то попал в протестантскую церковь. У них Иисус - супер звезда, они танцуют, поют. Это, конечно, все забавно, но не для. Мне кажется, человек ищет Бога. И не обязательно ходить в его фан-клуб. Хотя я хожу в мечеть, и мне становится там хорошо.

Ни в одной религии не писано, что геи — это плохо. Если оно поменяется, оно будет трактовать по-другому.

Санкт-Петербург и геи | Общество | ИноСМИ - Все, что достойно перевода

В некоторых странах есть мусульманские общины, где это принимается, где считается это нормальным. Там оценка человечности идет по тем же критериям — не убей, не укради и так далее.

хочу познакомиться с гей мусульманин

Да, это не везде. Но такие места. Туда ходят люди и приходят в гармонию с. Ведь человеку нужно во что-то верить. Я читаю суры из корана, молюсь перед сном. И я себя чувствую очень хорошо после молитвы. И Бога я прошу о тех же вещах, что и все люди. Чтобы мои родные и близкие были здоровы, чтобы мы все были счастливы и благополучны. Совсем недавно я познакомился с одним батюшкой из православной церкви.

И в церкви об этом узнали. Конечно, у него возникли проблемы. Когда я основал Салаам мусульманское квир-комьюнити в Канаде в году, моей задачей было создать пространство для сообщества. Важно, что нам удалось сломить стереотипы и создать представление об инклюзивной мечети, равногендерной и квир-утверждающей. Это территория, где тебя не спрашивают, мусульманин ли ты, и если да, то какой. Мы принимаем всех во всей их самости.

хочу познакомиться с гей мусульманин

Азад Имя изменено по просьбе героини Долгое время я думала, что бисексуальна. Пять лет назад помолвилась с парнем и в ту же ночь осознала, что я лесбиянка. Мне пришлось вернуть ему кольцо и сделать каминг-аут перед своими родителями. Быть квир-человеком в Турции — это табу. Люди боятся потерять семью, бояться рисковать миром и репутацией своих родных.

хочу познакомиться с гей мусульманин

Но, думаю, быть геем в Стамбуле гораздо сложнее, чем быть лесбиянкой. Когда я держу свою партнёршу за руку на улице, никто на это не реагирует. Девушки могут позволить себе держаться за руки или целовать друг друга — люди вокруг думают, что они лучшие друзья. С мужчинами всё. Произошедшее на Прайде в было полным позором.

Действия полиции вызывают лишь презрение. После событий в парке Гези Эрдоган боится любых собраний, и неважно, протест это или праздник.

  • Гей из Алматы рассказал о гомофобии в Казахстане
  • Санкт-Петербург и геи
  • «Или ты лечишься от гомосексуализма, или я тебя убью». Монолог беглого чеченца

Полицейские издевались над всеми, даже теми, кто не принадлежит к ЛГБТ-комьюнити. Но им не удалось сломить наш дух — мы всё равно танцевали и праздновали Прайд в переулках города.

Лейла Моя мама из Алжира, отец — с Карибских островов. В моём детстве мы с отцом исповедовали буддизм, но мама постилась в течение Рамадана, и только в это время я сталкивалась с исламом. Я всегда была духовным человеком, в 16 лет я взяла в библиотеке Коран и прочла его за три недели. Потом начала читать об исламе больше и. В 25 я стала носить хиджаб. Решение было сложным, особенно в такой исламофобной стране, как Франция. Я социальный работник, и после этого решения найти работу в Париже стало непросто.

Моя жизнь во Франции стала адом на земле. Прошло время, и мой хиджаб из символа веры превратился в символ сопротивления. У меня много татуировок, и когда люди видят меня в хиджабе, в их глазах застывает шок. Я слышу, что мне нельзя иметь тату или одеваться так, как я одеваюсь.

Кроме того, я брею голову. Хочешь посмотреть, что там под хиджабом? Ещё в раннем возрасте я поняла, что я квир. Я начала задавать вопросы в мусульманской общине, и, когда ты слышишь, что люди твоей веры отвергают часть тебя, это больно. Быть одновременно квиром и мусульманином — это не болезнь. Людям, как я, недостаёт пространства, где мы могли бы чувствовать себя комфортно и безопасно. Мы встречаемся маленькими группами, но этого недостаточно.

Многие из нас испытывают страх, и жить так нелегко. У меня трое детей, и они знают ислам, так же как и о репрессивной системе, в которой мы живём. Они знакомы с квир-комьюнити, с антирасистским комьюнити. Они ходят на протесты вместе со мной и их отцом, то есть моим бывшем мужем — это лучший союзник, о котором я могла лишь мечтать. Он в курсе моей квирности и всегда готов прийти на помощь. Кристель Люди часто спрашивают, как я могу быть одновременно квиром и мусульманкой, почему я не покрываю голову, почему у меня не исламское имя.

Мне даже задавали вопрос, как я могу одновременно верить в Аллаха и быть чернокожей после всего, что арабы делали с африканцами в период арабской работорговли. Люди хотят, чтобы ты поверил, что твоя идентичность — это харам, но эй, это между мной и Аллахом. Мне было очень одиноко в подростковом возрасте — я была молодой чернокожей квир-женщиной.